fixer11
www.proza.ru/avtor/fixer11
Спустя пару часов поисков, мы вооружились граблями и сковородкой, а кирпича, сетовавшего на свою нынешнюю бесполезность, напугали тем, что используем, как орудие пролетариата, чем заставили его замолчать на ближайшие пол часа.

Наш "противник", как оказалось, смелостью особой не отличался, и перед "атакой" "скучковался у границы района, набираясь духа. Бойцов-антигеев было человек сорок. Вооружены они были чем попало. От бутылок и досок от ящика, до гаечных ключей. Понимая их явное превосходство в "вооружении", нужно было что-то придумать, чтобы его ликвидировать.

И тут я понял одну вещь. У нас было то, чего они никак не ожидали. То, что заставит их как минимум отвлечься и пропустить наш ответный удар. Но для того, чтобы мой план сработал, нужно было всё это объяснить голубым, у которых уже были свои командиры и ещё кое-кому.
Вопрос я решил просто. Кинув кирпич в гущу гомофобской "армии", я выиграл некоторое количество времени, пока тот вешал им лапшу на уши. А сам в это время побежал в стан "своих".

Нас было больше и этим нужно было грамотно воспользоваться. Вступать в открытый бой против мужиков с досками, фомками и прочим хламом, вооружившись зонтиками, было самоубийственно. Потому, я придумал простой план по заманиванию гомофобов в ловушку. Теперь оставалось убедить вероятных участников этого плана.
****************************************************************************************

Красноречия кирпича хватило минут на сорок, после чего он прилетел обратно в наше "укрепление", окончательно задолбав своей болтовнёй и строительными байками войско противника.

Я за это время успел провести инструктаж и убедить пару десятков "очень голубых беретов".
***************************************************************************************

Это была самая сексуальная походка, из всех, что эти парни видели в своей жизни. Самое сексуальное платье и самая офигенная девушка. Словно факир с дудочкой, она выманивала их, заставляя забыть об осторожности, и напрочь хороня их здравый смысл и инстинкт самосохранения. Толпа озабоченных гомофобов шла за виляющим задом, как кот за колбасой, совершенно игнорируя всё вокруг.

Она, лёгким движением, скинула тонкий шарфик и бросила его в толпу. "Бойцы" едва не загрызли друг друга за него, а она даже не остановилась. Они продолжали идти за ней, как заворожённые. И вот, тонкая, кружевная кофточка плавно спустилась по плечам. Момент оценили даже голубые, признав, что "девушка знает толк". В чём именно, они не пояснили.
Кофточка, вслед за шарфом, полетела в ряды противника, вновь сея в них хаос.
Но это был ещё не тот момент, когда следовало действовать. Мы, как мыши в норах сидели и ждали своего часа. Понимая важность момента, молчал даже кирпич.

И вот, кульминация. Она, в пеньюаре, в двадцати метрах от толпы, готовой разобрать её на сувениры...
Всё ближе и ближе... Лёгкий манящий жест, и вся толпа делает ещё несколько шагов вперёд.
Узкая улочка. По бокам два пятиэтажных длинных дома. В конце-тупик.
****************************************************************************************
Понимая, что этот момент решающий, я отдал своему импровизированному отряду спецназа команду. Выход тут же загородили а с крыш начали бросать разный хлам. Причём, временами, весьма тяжёлый. В рядах гомофобов началась паника. Но меня сейчас волновал только один вопрос- как вытащить оттуда Марину.

План был, но насколько он успешно сработает, не знал никто. Из окна второго этажа сбросили верёвку из простыней и девушка, ухватившись за неё, полезла наверх. я стоял на крыше и командовал действиями своего отряда.

Один из противников, увидев, что девушка Марина пытается скрыться полез за ней. Он схватил её за ногу и попытался стащить вниз. Девушка брыкалась похлеще коня, но это его не останавливало. И тогда я принял решение.

Кирпич летел не долго, но орал очень громко. Приземлившись точно на голову гомофоба, и нокаутировав его, бывший строитель отскочил на асфальт, отколов приличных размеров кусок.
-Я ранен! Врача!Врача!!! - вопил кирпич, валяясь рядом с поражённым врагом.
****************************************************************************************
Как оказалось, именно получивший кирпичом по голове, был лидером группы воинствующей анти-гей компании и без него толпа быстро потеряла контроль и сдалась. Временно было решено их всех связать и поместить в помещение клуба в центре. Охранять поручили "особо ответственным" товарищам, один вид которых вызывал у гомофобов ужас. Они ходили, пощёлкивая кожаными плётками и вызывая у пленных дрожь в коленках.

На площади, тем временем, уже собрался митинг требующих строжайшего наказания для пленных врагов.

Кирпич чувствовал себя совсем худо. И, судя по всему, строитель не притворялся. Как помочь тяжело раненому кирпичу, я понятия не имел. Как и о том, что будет с ним дальше...
Марина сидела с ним рядом, гладя щербатый бок, рядом с которым бережно положила отломанный кусок. Драматизм момента выбил бы слезу даже из самого жётского человека.

К утру кирпич навсегда замолчал. Отмучался...
Голубые, которые были в головных уборах, сняли их в знак памяти, а кто-то даже принёс цветы. Марина тихо плакала в углу, да и у меня самого на душе кошки скреблись. Ведь это именно я пожертвовал кирпичом, чтобы спасти девушку. Пожертвовал чужой жизнью...

Хоронить силикатного героя собралось несколько тысяч человек, возможно,здесь был почти весь район. О нём уже слагали легенды, писали песни и стихи. Он был примером для подражания. И всё это за один день. Местный архитектор- невысокий грузин, соорудил для него некое подобие склепа, который я окрестил мавзолеем.

Кирпич несли на большом золочёном подносе, который застелили бардовым шелком. Местные музыканты играли траурный мотив. Мы, молча шли за процессией. Внезапно, передние ряды начали что-то кричать а через пару секунд раздался грохот, сопровождавшийся громким матом. Я пробрался через, окружившей место происшествия и подошел ближе.
На земле валялся поднос, на котором сидел здоровый небритый мужик в бумажной панаме и спецовке, потирая ушибленный зад и отгоняя зевак.
*************************************************************************************
Семёныч, как оказалось, ничего не помнил из своей кирпичной биографии. Когда я рассказал ему всё, что произошло, он долго смотрел на меня, как на полоумного, не веря ни единому моему слову. Но это уже было не важно. Он был жив и, видимо, своим поступком искупив вину, вернул себе человеческий облик. Теперь я мог вздохнуть с облегчением.
***************************